Путешествие в Щвейцарию и немного Австрии


В городе Белинзона кроме фантастически дорогой гостиницы, у которой к тому же было своей парковки и надо было каждый час,  бегать подкармливать парковочный автомат - до 19 вечера, а потом с 7 утра, были три средневековых крепости, и в одной из них играли свадьбу, на которую, когда бдительность охранников притупилась , мы забрели и видели, как жениху-невесте под бравурную музыку вручили по одинаковому автомобилю. Мы-то скромно посидели в сторонке, а какие-то такие же «левые» молодые немцы, еще и шампанское с закуской на фуршетном столе прихватили. Свадьба, надо сказать, была вяловата - ни тамадей (тамадов?), ни пьяного дяди из Ростова, спящего мордой в оливье, ни сладострастного счета, фиксируюего длительность поцелуйного марафона. Даже смотреть было не очень интересно. А кроме крепости, гор и свадьбы больше-то в городке и полюбоваться было нечем. Утром мы отъехали сразу с ранья, потому что надоело кормить прожорливый автомат на парковке, потому по Лугано гуляли в субботу утром почти в одиночестве сначала. В Лугано озеро смотрится морем, прекрасный парк, где цветут всех цветов маки и масса пафосных магазинов «от того»-этого» дизайнера. Вещи в витринах действительно красивые, на цены я даже и не смотрела. Да и большинство людей прогуливалось по арочным галерееям , как по музейным залам, хотя кое-кто из публики и был сам одет «в экспонаты». Так как по магазинам мы в поездках обычно не ходим, а по этим и ходить было бесполезно, то мы пораньше отправились в тоже забронированную заранее гостиницу  - на этот раз в Италии (в 10 км. от щвейцарской границы). Но эти 10 км. оказались полным экстримом, потому что ехать надо было по узким дорогам, идущим вверх практически отвесно. Все время казалось, что машина сейчас по законам физики поедет назад. Пока муж-шофер совершал чудеса водительского героизма, а я сидела прижмуря глаза, рядом (как-то не задевая нас боками) просвитывали местные люди, в том числе старички и старушки , так будто они ехали по широкому и прямому немецкому автобану). Но совершение автомобильных петель Нестерова увенчалось наградой - гостиница о оказалась небольшим каменным домом в раю. С балкона открывался немыслимы горный простор, птицы пели безумно, все благоухало, папа-мама- и взрослая дочь - хозяева гостиницы встречали, поили,кормили нас, как родных И все было необыкновеенно дешево. В полном соответствии с отзывами других гостей об этом райском уголке, которые мы прочитали в Интернете. Правда, только один молодой человек отметил, что дорога была чрезвычайно трудна. Другие, в том числе семьи с детьми, об этом не упоминали. Недоумение разрешилось, когда хозяйка, в ответ на наши воспоминания о крутом маршруте, сказала, что обычно-то едут по другой дороге, со стороны озера Комо. И действительно, когда на завтра и мы поехали, как все нормальные люди, дорога была тоже вполне себе нормальной горной дорогой. Ехать вдоль озера Комо было очень живлописно, но очень медленно, потому что дорога почти все время идет сквозь деревни и курортные местечки. Было очень жарко, очень красиво - и ни одна душа в этом чудесном, изнывающем на южном солнце озере Комо, не купалась. Это была великая тайна озера Комо. До границы со Щвейцарией мы все тащились со скоростью 50 км сквозь довольно бедные и не очень чистые городки и поселки, зато в Щвейцарии, поднявшись на очередной горный перевал, очутились в краю отдыха денежных пенсионеров. До Давоса не доехали, через на редкость уродливый Сант-Мориц (ну такой миниМанхеттен в горах) проезжали. На высокогорье просторная равнина с холодными горными озерами . Воздух да, что есть, то есть -- припомнился смутно читаный в юности роман Томаса Манна «Волшебная гора» - там был санаторий типа тех замкообразных отелей, которые мы проезжали. Лежали там на террасах туберкулезные больные и пытались излечиться горным воздухом (так мне помнится сквозь тьму годов томасманновский роман). Зато когда выбрались из этой щвеййцарской Рублевки, было нам счастье - заехали в деревушку Гуарда, где каждый дом разукрашен - но не так пышно-барочено, как в австрийских или баварских Альпах, а очень нежно, пастельно. И со всех сторон - горы и альпийские луга, где ромашки, одуванчики, васильки, люпины, маргаритки, часики, еще какие-то желтые и синие цветочки. Все это струится под ветром и благоухает. И небо высоко и одновременно вокруг тебя, потому что некоторые облака лежат внизу, далеко под ногами. Так хотелось тут и заночевать -и гостиницы были, но мы даже прицениваться не стали, поехали ночевать в Австрию. 
 В Австрии жили неделю тоже в райском месте расположенном семейном пансионе с очень дружелюбными хозяевами, вкуснейшей едой, финской сауной (!!!) и горами вокруг, где цвело все: сирень, ландыши, ромашки, люпины, одуванчики и еще десятки знаемых и незнаемых цветов. Я ходила по горно-лесным дорогам часами, таскала за собой мужа, которому на третий день к вечеру от такой непредвиденно спортивной жизни стало реально худо, так что я даже струхнула и больше ему не мешала пить пиво и смотреть футбол (что очень положительно сказалось на его самочувствии). Ездили на полдня в близлежащий Инсбрукк, видели там свадьбу в нац. костюмах, а в остальном - купались в горном озере, гуляли да вино по вечерам пили , глядя, как на холмы Тироля ложится ночная мгла. В пансионе была маленькая библиотечка, где странным образом завалялся том Стендаля  («Красное и черное») по-русски. Каким-то примитивно-занудным показался весь этот хваленный (и не перечитанный со студлет) французский психологизм. Но очень подходящее чтение было для нашей «подробной» отпускной жизни. Ну а обратно пилили опять через полгермании с остановкой в бездарнейшем и скучнейшем Карсруэ и гордом городе нибелунгов Вормсе. Вот и все, что было.

В этом году мы решили съездить в Щвейцарию, а оттуда в австрийские Альпы, там осесть на недельку и отдохнуть. Щвейцария оказалась даже красивее представлений о ней и даже дороже слухов об ее дороговизне. Мы летели почти на халяву (евро за 30) до Франфуркта-Хана, зато потом пилили на автомобили через полгермании (и обратно пришлось делать такой же финт ушами). Не знаю, выиграли ли в результате что-то. В первый день остановились на ночевку в Оффенбурге (не доезжая до Фрайбурга) -- чуднейшая немецкая провинция, которая уже пахла спелым летом, и девочка на рецепшейн, услышав, что говорим по-русски, оставили попытки изображать английские звуки и радостно заговорила на родном (она была из Казахстана). Утром муж, не зная с какого дуру, стал рассматривать бумаги на прокатный автомобиль, и оказалось, что машина предоставлена не Алексею С. на 2 недели, а некоему, допустим, Пекке Малиннину на одни сутки. Милый мальчик из Еврокара дал нам машину и бумаги двух финских парней, которые брали машину одновременно с нами, а им - соответсвенно - нашу. Когда мы дозвонились до конторы, они сказали, что ничего, мол страшного, ездите себе спокойно на этой машине, мы в компьютере ошибочку исправим. И только после нашим опасливых вопросов, а что будет, если нас остановит полиция, а мы ей покажем бумажку для Пекки, они сказали, что, ну ладно, они сейчас в гостиницу пришлют факс с новой бумагой. Никакая полиция нас, конечно, не останавливала, да и вообще мы ни одного полицейского, кажется, не увидели. Но это, кажется, был единственный «экшен» за все время дороги, потом мы только наслаждались. Сначала Базелем и Люцерном, где (и там и там) -- совершенно изумительный Пауль Клее, ну и испугавший Достоевского мертвый Христос Гольбейна, конечно. Люцерн к тому же предлагает на выбор весь набор прелестей жизни: старинный центр с двумя потрясающими деревянными мостами, где сверху в треугольничках живописные сюжеты: сценки из жизни, в каждой из которых участвует на равных скелетик-смерть. Пока идешь из конца в конец, утратишь надежду навсегда - а тут и мост кончился - и снова смерти нет! Мосты эти через бурную и чистейшую речку, которая вытекает из прекрасного мореподобного по синеве озера с яхтами, пароходиками, стадами тучных рыб и стаями таких же тучных лебедей. Кроме того, тут же присутствуют горы, райские кущи цветов, платановые променады, пивоварни и музеи, Словом, мы решили, что вот тут бы и жить (правда , если нашу квартирку тамперскую продать, то даже и конуры для собачки в Люцерне не купишь). Ночь между Базелем и Люцерном мы ночевали во Франции, в приграничье (вокруг были поля и долы и остатки линии Мажино) в гостинице , заказанной заранее и с трудом найденной (с помощью французского шофера, который руками, ногами и стрелками на бумаге объяснил, куда ехать). Знал же он эту гостиницу, потому что при ней был видать, знаменитый на всю округу (и не зря) ресторан, где муж ел лягушек и улиток, а осторожная я  - божественно вкусную рыбу. Наша суета с гостиницами была незряшной, потому что те две ночи, которые нам все же пришлось переночевать в Щвейцарии стоили нам соответстенно скромнейший номер на двоих -130 евро и обычный номер на двоих -210 евро. Первый раз заехали в деревню по-над озером божественной красоты в деревне, где дома похожи на те, что у нас в Архангельской губернии - огромные, на всю родову плюс скотина. И такого же темного дерева. Вот, если бы у нас 200 лет не было войн и революций, может, и я бы сейчас жила в такой архангельско-швейцарской добротной красоте. Рядом там была другая деревня, откуда вагончик возил в гору посмотреть на водопад, где по версии Конан Дойля доктор Мариорти пытался убить беднягу Холмса. Ясно, что Конан Дойль вряд ли взбирался наверх - потому что водопад впечатляет, но сбросить в него человека нелегко, а, если это удастся, то никакому хитроумному Шерлоку не выжить. По-над водопадом был отельчик, ресторанчик, альпийские луга и роскошные куры, для которых был построен собственный «детский домик» -- не курятник, а поместье в миниатюре. В деревухе же есть памятник ШерлокуХ, музей Шерлока Х, гостиница «Шерлок Х.» и ресторан его же имени.   Пока мы суетились у водопада, наладилась погода (в божественном Люцерне мы гуляли под проливным и холодным дождем) и, когда мы двинулись на юг, на границу с Италией, уже вовсю солнце грело. Но до юга еще надо было доехать счерез горный перевал-- сначала забраться вверх - и ехать сквозь снега и кавалькады чернокожих (имею в виду одежду) байкеров, наблюдая через окно картинки из фильма «Вертикаль», а потом спукаться в мрачные расщелины кантона Ури. Там действительно  как-то сурово и мрачно, недаром главбес Ставрогин туда гражданином приписался. Ну а потом уж начались практически итальянские прелести. В городе Белинзона кроме фантастически дорогой гостиницы, у которой к тому же было своей парковки и надо было каждый час,  бегать подкармливать парковочный автомат - до 19 вечера, а потом с 7 утра, были три средневековых крепости, и в одной из них играли свадьбу, на которую, когда бдительность охранников притупилась , мы забрели и видели, как жениху-невесте под бравурную музыку вручили по одинаковому автомобилю. Мы-то скромно посидели в сторонке, а какие-то такие же «левые» молодые немцы, еще и шампанское с закуской на фуршетном столе прихватили. Свадьба, надо сказать, была вяловата - ни тамадей (тамадов?), ни пьяного дяди из Ростова, спящего мордой в оливье, ни сладострастного счета, фиксируюего длительность поцелуйного марафона. Даже смотреть было не очень интересно. А кроме крепости, гор и свадьбы больше-то в городке и полюбоваться было нечем. Утром мы отъехали сразу с ранья, потому что надоело кормить прожорливый автомат на парковке, потому по Лугано гуляли в субботу утром почти в одиночестве сначала. В Лугано озеро смотрится морем, прекрасный парк, где цветут всех цветов маки и масса пафосных магазинов «от того»-этого» дизайнера. Вещи в витринах действительно красивые, на цены я даже и не смотрела. Да и большинство людей прогуливалось по арочным галерееям , как по музейным залам, хотя кое-кто из публики и был сам одет «в экспонаты». Так как по магазинам мы в поездках обычно не ходим, а по этим и ходить было бесполезно, то мы пораньше отправились в тоже забронированную заранее гостиницу  - на этот раз в Италии (в 10 км. от щвейцарской границы). Но эти 10 км. оказались полным экстримом, потому что ехать надо было по узким дорогам, идущим вверх практически отвесно. Все время казалось, что машина сейчас по законам физики поедет назад. Пока муж-шофер совершал чудеса водительского героизма, а я сидела прижмуря глаза, рядом (как-то не задевая нас боками) просвитывали местные люди, в том числе старички и старушки , так будто они ехали по широкому и прямому немецкому автобану). Но совершение автомобильных петель Нестерова увенчалось наградой - гостиница о оказалась небольшим каменным домом в раю. С балкона открывался немыслимы горный простор, птицы пели безумно, все благоухало, папа-мама- и взрослая дочь - хозяева гостиницы встречали, поили,кормили нас, как родных И все было необыкновеенно дешево. В полном соответствии с отзывами других гостей об этом райском уголке, которые мы прочитали в Интернете. Правда, только один молодой человек отметил, что дорога была чрезвычайно трудна. Другие, в том числе семьи с детьми, об этом не упоминали. Недоумение разрешилось, когда хозяйка, в ответ на наши воспоминания о крутом маршруте, сказала, что обычно-то едут по другой дороге, со стороны озера Комо. И действительно, когда на завтра и мы поехали, как все нормальные люди, дорога была тоже вполне себе нормальной горной дорогой. Ехать вдоль озера Комо было очень живлописно, но очень медленно, потому что дорога почти все время идет сквозь деревни и курортные местечки. Было очень жарко, очень красиво - и ни одна душа в этом чудесном, изнывающем на южном солнце озере Комо, не купалась. Это была великая тайна озера Комо. До границы со Щвейцарией мы все тащились со скоростью 50 км сквозь довольно бедные и не очень чистые городки и поселки, зато в Щвейцарии, поднявшись на очередной горный перевал, очутились в краю отдыха денежных пенсионеров. До Давоса не доехали, через на редкость уродливый Сант-Мориц (ну такой миниМанхеттен в горах) проезжали. На высокогорье просторная равнина с холодными горными озерами . Воздух да, что есть, то есть -- припомнился смутно читаный в юности роман Томаса Манна «Волшебная гора» - там был санаторий типа тех замкообразных отелей, которые мы проезжали. Лежали там на террасах туберкулезные больные и пытались излечиться горным воздухом (так мне помнится сквозь тьму годов томасманновский роман). Зато когда выбрались из этой щвеййцарской Рублевки, было нам счастье - заехали в деревушку Гуарда, где каждый дом разукрашен - но не так пышно-барочено, как в австрийских или баварских Альпах, а очень нежно, пастельно. И со всех сторон - горы и альпийские луга, где ромашки, одуванчики, васильки, люпины, маргаритки, часики, еще какие-то желтые и синие цветочки. Все это струится под ветром и благоухает. И небо высоко и одновременно вокруг тебя, потому что некоторые облака лежат внизу, далеко под ногами. Так хотелось тут и заночевать -и гостиницы были, но мы даже прицениваться не стали, поехали ночевать в Австрию. 
 В Австрии жили неделю тоже в райском месте расположенном семейном пансионе с очень дружелюбными хозяевами, вкуснейшей едой, финской сауной (!!!) и горами вокруг, где цвело все: сирень, ландыши, ромашки, люпины, одуванчики и еще десятки знаемых и незнаемых цветов. Я ходила по горно-лесным дорогам часами, таскала за собой мужа, которому на третий день к вечеру от такой непредвиденно спортивной жизни стало реально худо, так что я даже струхнула и больше ему не мешала пить пиво и смотреть футбол (что очень положительно сказалось на его самочувствии). Ездили на полдня в близлежащий Инсбрукк, видели там свадьбу в нац. костюмах, а в остальном - купались в горном озере, гуляли да вино по вечерам пили , глядя, как на холмы Тироля ложится ночная мгла. В пансионе была маленькая библиотечка, где странным образом завалялся том Стендаля  («Красное и черное») по-русски. Каким-то примитивно-занудным показался весь этот хваленный (и не перечитанный со студлет) французский психологизм. Но очень подходящее чтение было для нашей «подробной» отпускной жизни. Ну а обратно пилили опять через полгермании с остановкой в бездарнейшем и скучнейшем Карсруэ и гордом городе нибелунгов Вормсе. Вот и все, что было.

 


Мариам Петросян "Дом, в котором..."- может быть, лучшая книга последних лет. И про молодых писателей

Не так давно я участвовала в научном семинаре , который назывался "Русская литература первого десятилетия XXI века: диагнозы и прогнозы". Диагнозы и прогнозы не очень утешили, хотя кажется все же "больной скорее жив, чем мертв". тем более, что в семинаре и вокруг него бклубилось  довольно много вполне живых и хорошо выглядевших писателей и критиков, частично даже молодых и цветущих. Про последних шла дискусия, отом, как назвать то,  что они пишут - это "новый реализм", "трансэкзистенциализм" или "мета... изм" (это не нецензурная лексика, это сложный термин из головы вылетел!!!). Но, по мне так, хоть горшком назови - было бы что-то в этом горшке духовно питательное. Среди новых реалистов или "транс" или "мета..." чаще всего называли имена Захара  Прилепина, Романа Сенчина, Сергея Шаргунова - да вот, в общем-то и все ..
У Прилепина в текстах есть драйв (или был, потому что его жизнеописание Л. Леонова скучно  -- такой суконно-посконный биографизм - и все), а Сенчин и Шаргунов как-то быстро перешли в режим принтера - то есть самоповторов. Но назывались и имена не из обоймы. Например, Мирьям Петросян с ее тысячестраничным романом "Дом, в котором..." - который я , к счастью, обнаружила в доме своих детей, где квартировала, и потом два дня читала, пользуясь любой возникшей паузой - в маршрутке, на эскалаторе, в очереди в кассу, в туалете, за обедом и т.д. И как только кончила читать, тут же начала снова.
Но сначала еще пару слов о молодых писателях. С одной стороны, они умилили предсказуемостью - с великолепным презрением бессмертных: вечно молодых и весно пьяных они смотрели на критиков и исследователей, "кому за..." и не прислушивались к их "старческому бормотанию". Это понятно, и прекрасно описано в бессмертном стихотворении Юнны Мориц "Хорошо быть молодым". Но - с другой стороны -- они как-то охотно жались к теплому боку власти: с удовольствием рассказывали о встречах с президентом и другими власть придержащими, о съездах и слетах молодых дарований. Видно было, что державно организовываться им в радость, что свободное и рисковое литпредпринимательство их не слишком греет, а гораздо веселее им сливаться в экстазе с какими-то надежными госструктурами, где хозяйственная рука заботливо подсыпает в кормушку чего надо. При этом ясно было, что они не считают, что это власть их дрючит, а делают вид, что это они ее так хитро используют. Блажен, кто верует, но дурак, кто обольщается...
А вот Мариам Петросян написала свою книгу (970 страниц) в Ереване. Наверное, без мастер-классов. А если и с их помощью - то все равно. Это соверешенно удивительная книга, с труднопересказываемым сюжетом. РЕчь идет о Доме-интернате, где живут и учатся дети в дефектами в развитии (без рук, с парализованными ногами и т.п.) Там два рассказчика - новичок, который адаптируется сейчас к жизни в школе и новичок нескольколетней давности, который уже прошел свой путь и теперь - один из лидеров. Но это совсем не роман об униженных и оскорбленных, социальных изгоях и т.п. -- , никакого социального пафоса там нет и в помине, потому что и социума в обычном смысле нет. Дом - это особый, странный, самодостаточный мир -- как в фэнази, как Школа в Гарри Поттере, только без летающих метел, вампиризма и прочей дешевой мистики. МАльчики и парни, которые населяют дом (есть и девочки, но они на переферии) -- не имеют имен, только клички - Лорд, Курильщик, Шакал Табаки, Слепой, Черный и т.д.)  Там нет имен, там нет даже таких прописанных, разработанных в традиционнм смысле характеров, там есть очень сложный, хитросплетенный мир отношений. КАждый герой - индивидуальность и в то же время он как орган внутри сложного организма, где есть все и все взаимосвязанно. Когда ты  как читатель заходишь в этот Дом-Лес, то из него трудно выйти и не хочется уходить (как и героям книги), как не хочется уходить из молодости, из жизни... Давно я не читала книги, которая бы так меня затягивала и заманивала и мне так трудно было бы объяснить -- чем. Ясно одно -- это не "новый реализм" и , надеюсь, не трансэкзистенциализм". Эта книга, которую хочется читать, а не анализировать.

Достоевский , блоги и "наши"

 



Читаю студентам спецкурс по Достоевскому и все время натыкаюсь на "странные сближения" Например, когда пытаешься объяснить специфику жанра "Дневника писателя" , приходит в голову интернет. И правда, чем не интернет- проект.? Сделан совершенно по типу Живого Журнала: автор пишет о том, что видит, реагирует на актуальное, ждет "комментов", отвечает на них. Единственное (хотя и очень существенное, конечно) различие от блога в том, что все происходит во много раз медленнее.

А "выложенный в ЖЖ" "Дневник писателя" текст "Бобок" показался мне замечательно точным  описанием блогосферы. Радость загробной (виртуальной) свободы - "заголимся и обнажимся, господа!", толчея мнений, обмен новостями и слухами... И хоть чаще всего из этого виртуального пространства бестелесного и безОбразного доносится что-то бессмысленно-мусорное, всякий и всяеческий "бобок, бобок, бобок", а затягивает, как и праздношатающегося рассказчика у Достоевского, который непремено хочет вернуться и "послушать везде, а не с одного лишь краю, чтобы составить понятие. Авось, наткнусь на что-нибудь утешительное. А к тем непременно вернусь. Обещали свои биографии и разные анекдотцы".  

  Или вот еще - «из области «странных сближений»: неужели бравые политтехнологи, придумывавший название молодежной организации «Наши» «Бесов» не читали? Или это наоборот злая ирония и внутренневражеская диверсия - назвать молодежную организацию «идущих вместе», в ногу и разбившись на боевые пятерки тем же названием, которое у Достоевского приписано организации шигалевцев, липутинцев и наивных мальчиков эркелей, которые дружно и по свистку идут хоть пировать, хоть убивать.

 
 

И еще смотрели со студентами несколько экранизаций «Преступления и наказания» - во французской версии пожилую даму мрачный красавец убивал ножом, в финском фильме Аки Каурисмяки - молодой лысеющий труженник скотобойни спокойно расстреливал благообразного бизнесмена, финскую реинкарнацию Алены Ивановны, зато в сериале Дм. Светозарова актер с молодогвардейской фамилией раскалывал голову процентщицы колуном как полено. Но все эти фильмы (включая и замечательный фильм Кулиджанова) оставили моих финских студентов довольно равнодушными. В общем-то наш разговор о Раскольникове свелся к разговору о том, почему он вовремя не пошел к врачу…

сериал "Школа"


«Школа» - единственный сериал, который я сейчас смотрю по российскому ТВ в здравом уме и трезвой памяти. И он мне нравится. Может, ничего шедеврального в нем и нет, но это грамотно, профессионально сделанная работа, а когда оператора перестали заставлять имитировать похмельный тремор, то вовсе стало приятно смотреть. Но дело не только в этом (хотя и этого немало, если посравнишь со всеми прочим бесконечным мылом, балансирующим между соплями и воплями). Главное - это нечто живое, недаром же так эти люди из Думы с мутными глазами покойников заволновались уже после первой серии. Вдруг из каких-то нафталиновых глубин полезли в телевизор возмущенные тетки с халами на голове, а уж когда единоросская пламенная дама с косящими от беспрерывного вранья глазами стала кричать, что в фильме, все клевета, Все, - вот, ее , например, дочь в совершенно другой школе учится - это уж даже не смешно было.

Но и это в общем не главное. Вот сегодня по «Эхо Москвы»опять говорили, что фильм безусловно полезно посмотретьь директорам школ - а вот детям - это вряд ли.

(Так и видишь , как директоров в принудительном порядке заставляютнакрывшись одеялом просматривать этот «в высшей степени своевременное» кино). А мне кажется, что полезнее-то всего его смотреть именно подросткам - в психотерапевтических, можно сказать целях . Через него, возможно подростки могут выговорить проговорить то, что для них важно. Ну. или я думаю, что что важно, потому что, как ни странно, помню себя подростком и помню этот ужас одиночества, желание быть не таким как все, но обязательно в стае. Быть взрослым здесь и сейчас - но только, упаси бог, не таким , как эти реальные взрослые вокруг. А главное ощущение, что жизнь уже проходит, а ты еще ничего не успел и не попробовал. Это и

50 лет назад было так и двадцать , и десять веков назад, наверное, тоже. Только формы выражения этих чувств были другие. И вот фильм все это проговаривает. И почти с каждым из персонажей более-менее можно отождествиться . По-моему, это дорого стоит.

50 лет назад было так и двадцать , и десять веков назад, наверное, тоже. Только формы выражения этих чувств были другие. И вот фильм все это проговаривает. И почти с каждым из персонажей более-менее можно отождествиться . По-моему, это дорого стоит.

про русскую "неуникальность"


Не так давно в финский университет г, Тампере, где я работаю, приезжала коллега из Екатеринбурга и читала среди прочего лекцию о новациях, трансформациях и т.п. в российской системе высшего образования- слияния, сокращения, межеумочные идеи, рожденные в натруженных административных умах и на крыльях любви, летящие к народу. Словом, лектор предлагала слушателям ужаснуться глупости творимого - мол, опять умом Россию не понять и прочая и прочая НО финский народец слушал с печальным недоумением - чем нас пугают, где тут русская специфика: мы в этом описанном вузовском апокалипсисе уже несколько лет живем и чем дальше - тем апокалипсиснее. Десять лет назад на нашем отделении русского языка и культуры было 7 преподавателей и три вспомогательных работника - теперь 4, 5 и вместо вспомогательных работников компьютер и множество разных программ, которые должен обихаживать преподаватель - регистировать студентов, составлять учебные планы, принимать электронные экзамены ну и так далее. Таким образом сберегли деньги на одних, обменяв его на прибавочное время других.Принимаем мы по-прежнему 16 студентов ежегодно. В время реализации болонских начинаний программа сокращена и упрощена до предела. Но оказывается - впереди беспредел: теперь нужно поднатужиться и придумать, как бы еще подсократиться, где бы еще ужаться - потому что денег еще меньше дают, потому надо как-то этак.. Например, слиться в экстазе всем языковым отделениям и что-то объединить - например, преподавать не русскую, французскую и т.д. литературу, а некий общий курс "введение в литературу" и хорошо бы на английском, чтоб и студенты по обмену могли бы послушать (это реальное предложение, а не переложение на финский лад советского анекдота про еду, которая останется единственным товаром во всех магазинах), Все это - в поисках оптимизации и экономии. Альтернативой этой оптимизации, как сказал недавно ректор университета, - может быть только "смерть". Вероятно, чтобы преподающий люд занимался оптимизацией с должным энтузиазмом в качестве рождественского подарка была произведена отмена постоянных должностей и замена их рабочим договором, срок действия которого обозначен милым финским словцом toistaseksi, что можно перевести как "пока", "до поры до времени" - а кто будет давать отмашку: "пора, мол, ребята" - этого никто не сказал.. НЕкто в министерском, видать. Нагрузки все больше, контроль крепчает, фабрикизация производства знаний на бодром марше.. Так что - утешьтесь, милые и любимые соотечественнки - во многих отношениях Россия не так уникальна, как с гордым содроганием хотелось бы думать. Когда я читаю в газетах, что это только в России театры закрывают, деревья вырубают, строят новые кварталы, где из окна можно увидеть только подробности жизни в окне напротив - я гляжу окрест - и вижу то же самое в Финляндии, которая в русских издданиях, наряду с другими, служит примером "ТЕХ сладостных краев, где все делается через правильное место, а не как у нас. Везде глупости полно, своей и универсальной - и чем дальше, тем универсальнй все больше . НАверное, это не очень утешительно, но зато позволяет посмотреть на вещи без нашего русского фатализма, в котором иногда унижение паче гордости - "ТАКОЕ только в нашей стране возможно!!!" А на самом деле хорошо там, где нас нет, потому что это "где нас нет" существует только в нашем воображении. Хотя, конечно, есть, есть , милые сограждане , и уникально русские глупости - их правда, умом понять можно.


(no subject)


Не так давно в финский университет г, Тампере, где я работаю, приезжала коллега из Екатеринбурга и читала среди прочего лекцию о новациях, трансформациях и т.п. в российской системе высшего образования- слияния, сокращения, межеумочные идеи, рожденные в натруженных административных умах и на крыльях любви, летящие к народу. Словом, лектор предлагала слушателям ужаснуться глупости творимого - мол, опять умом Россию не понять и прочая и прочая НО финский народец слушал с печальным недоумением - чем нас пугают, где тут русская специфика: мы в этом описанном вузовском апокалипсисе уже несколько лет живем и чем дальше - тем апокалипсиснее. Десять лет назад на нашем отделении русского языка и культуры было 7 преподавателей и три вспомогательных работника - теперь 4, 5 и вместо вспомогательных работников компьютер и множество разных программ, которые должен обихаживать преподаватель - регистировать студентов, составлять учебные планы, принимать электронные экзамены ну и так далее. Таким образом сберегли деньги на одних, обменяв его на прибавочное время других.Принимаем мы по-прежнему 16 студентов ежегодно. В время реализации болонских начинаний программа сокращена и упрощена до предела. Но оказывается - впереди беспредел: теперь нужно поднатужиться и придумать, как бы еще подсократиться, где бы еще ужаться - потому что денег еще меньше дают, потому надо как-то этак.. Например, слиться в экстазе всем языковым отделениям и что-то объединить - например, преподавать не русскую, французскую и т.д. литературу, а некий общий курс "введение в литературу" и хорошо бы на английском, чтоб и студенты по обмену могли бы послушать (это реальное предложение, а не переложение на финский лад советского анекдота про еду, которая останется единственным товаром во всех магазинах), Все это - в поисках оптимизации и экономии. Альтернативой этой оптимизации, как сказал недавно ректор университета, - может быть только "смерть". Вероятно, чтобы преподающий люд занимался оптимизацией с должным энтузиазмом в качестве рождественского подарка была произведена отмена постоянных должностей и замена их рабочим договором, срок действия которого обозначен милым финским словцом toistaseksi, что можно перевести как "пока", "до поры до времени" - а кто будет давать отмашку: "пора, мол, ребята" - этого никто не сказал.. НЕкто в министерском, видать. Нагрузки все больше, контроль крепчает, фабрикизация производства знаний на бодром марше.. Так что - утешьтесь, милые и любимые соотечественнки - во многих отношениях Россия не так уникальна, как с гордым содроганием хотелось бы думать. Когда я читаю в газетах, что это только в России театры закрывают, деревья вырубают, строят новые кварталы, где из окна можно увидеть только подробности жизни в окне напротив - я гляжу окрест - и вижу то же самое в Финляндии, которая в русских издданиях, наряду с другими, служит примером "ТЕХ сладостных краев, где все делается через правильное место, а не как у нас. Везде глупости полно, своей и универсальной - и чем дальше, тем универсальнй все больше . НАверное, это не очень утешительно, но зато позволяет посмотреть на вещи без нашего русского фатализма, в котором иногда унижение паче гордости - "ТАКОЕ только в нашей стране возможно!!!" А на самом деле хорошо там, где нас нет, потому что это "где нас нет" существует только в нашем воображении. Хотя, конечно, есть, есть , милые сограждане , и уникально русские глупости - их правда, умом понять можно.